Главная > Социальная реальность > История терроризма. Возможен ли мир без войн и террора?

История терроризма. Возможен ли мир без войн и террора?

Терроризм, возможно, не главная проблема современности, но самая пугающая на сегодняшний день. За последние годы, когда крупные теракты произошли в странах, которые как будто имели иммунитет к этому страшному заболеванию, страх перед непонятной силой стал всеобъемлющим.

И хотя государственные деятели по-прежнему не считают террористов политическими противниками, воздействие с помощью страха на общество очень серьезно. У современного терроризма есть отличие от терроризма прошлых времен – он стал мировым. Многие склонны называть XXI век эрой терроризма.

Иллюстрация culture.ru

Терроризм почему-то оказался недооцененным в условиях, когда все страны оперативно реагируют на опасность обычной централизованной революции, локализованной в конкретном государстве.

Терроризм можно охарактеризовать как «хроническую революцию» в отсутствие «плодотворной дебютной идеи» о коренном улучшении ситуации в мире. Изменения, орудием которых служит обычно революция, в современном мире практически невозможны. Слишком велика связность элементов системы, слишком далеко зашла глобализация, слишком могущественны транснациональные корпорации. Тут возможна только мегареволюция, когда меняется сразу все, либо медленные направленные изменения. Нынешний организм западного общества сопротивляется сразу обеим этим возможностям, правда, по разным причинам.

Резкие глобальные изменения не нравятся никому, это ясно. Никому не хочется, чтобы волна цунами решила все назревшие проблемы, попутно разрушив полстраны. Создается впечатление, что западный эгоцентрический образ мысли будет стоять до последнего, активно зомбировать сам себя, посылать ограниченные контингенты тут и там, но не допустит даже контролируемой скачкообразной эволюции, не говоря уже о более резких формах движения.

В данной статье хотелось бы выявить корни терроризма, показать пути выхода из кризисной ситуации. Сложившаяся ситуация показывает, что старыми способами проблему решить не получается, значит, нужно искать ответ не в истории, не в экономике, не в политике, не в психологии и даже не во всех этих пластах человеческой жизни одновременно, а в самой сути человека, в основе его существования.

История терроризма – цели и мотивы

Исследователи-историки и политологи расходятся в оценке терроризма, одни считают террор способом насилия, порождением древности. Выделяют «террор сверху» как политику устрашения и подавления граждан со стороны государства и «террор снизу» как ответную реакцию угнетенного народа, недовольного своим положением, выражающуюся в актах насилия по отношению к конкретным лицам или обществу.

Уолтер Лакер, американский историк и политолог, специалист по изучению терроризма, приводит в пример палестинскую секту сикариев (66-73 гг. н.э.), которых считает первыми террористами в истории человечества. Сикарии, экстремистски и антиримски настроенные националисты, применяли необычную тактику – они нападали на противника днем, особенно в праздники, когда в Иерусалиме были толпы людей, закалывали человека кинжалом и скрывались в толпе.

У Тацита упоминается, что сикарии сжигали зернохранилища и выводили из строя системы водоснабжения в Иерусалиме. То есть налицо – националистическая направленность движения и характерная для террористов тактика.

На фото: Уолтер Лакер, источник tabletmag

Однако сам термин «террор» сравнительно молод, его начали употреблять во время Великой французской революции (конец XVIII в.), когда тактика уничтожения определенных людей и была названа «запугиванием» (от лат. terror – страх, ужас). Этот период исследователи называют первой волной терроризма.

Вторая волна относится к последней трети XIX в.; это радикально-националистические движения в Ирландии, Македонии, Сербии и ряде других стран (цель которых – создание национальных государств), а также революционно-демократический терроризм во Франции, Италии, Испании и России (целью террористических организаций в этих странах были разрушение существующих государственных структур и революция).

Эта волна постепенно спала в начале XX в., а жестокая Вторая мировая война и послевоенные годы почти заставили забыть мир о террористах.

На рубеже 1960–1970-х гг. в Италии, Германии, Японии началась третья волна терроризма. В послевоенные годы в этих странах произошел серьезный экономический скачок, и противоречия между социальными институтами, не успевающими за развитием экономики, стали благодатной почвой для возникновения революционно-террористических движений.

«Красные бригады», «Фракция Красной Армии» (РАФ), «Японская Красная Армия» и многие другие левоэкстремистские организации серьезно дестабилизировали политическую обстановку в своих странах.

В. Л. Васильев в книге «Психология терроризма», Сб. 2001 г., отмечает, что «террор этих организаций связан с моделью, выработанной Французской революцией, которая институциализировала терроризм как средство идейно-политической борьбы, воспитания устрашения населения и, что еще важнее, средство достижения гуманных целей – «свободы, равенства, братства».

ВФР 1789 — 1799 гг., штурм Бастилии (Ш. Тевенен), источник wikipedia

Он также добавляет, что исламские фундаменталисты, ставящие задачу преодоления «глобального модернизма», для которых национальное государство – один из главных его элементов и одна из главных ценностей, борются и против Запада, и против государственной власти в своих собственных странах. И это может показаться «провалом в еще большие глубины истории, триумфом консерватизма и традиции».

Всплеск терроризма на рубеже XX-XXI вв. можно считать продолжением, может быть, даже пиком этой третьей волны, поскольку историческая нить к взрывам в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 года и активности, в первую очередь, исламских фундаменталистов тянется от исламской революции 1979 г.

В политологии существуют три основных взгляда на природу терроризма. Его рассматривают как специфический вид вооруженных действий, как вид уголовной преступности и вид политической борьбы, формирующейся на основе социально-политического протеста.

Стоит напомнить, что проблема терроризма уже не является проблемой отдельных государств – она приобрела мировой масштаб, и ее решение невозможно старыми средствами. Как мы видим, даже высокоразвитые государства, которые могут отправить экспедицию на Марс, не в состоянии уберечь от гибели своих граждан.

Противоречия между быстрыми изменениями в сфере экономики и не готовыми принять эти изменения общественными структурами, а также углубляющаяся социальная дифференциация граждан приводят к росту преступности и снижению эффективности защитных механизмов общества (утрата социальных и нравственных ценностей).

Весь клубок противоречий, от которых не свободно большинство современных государств, становится благодатной почвой для развития терроризма. По большому счету, терроризм – это продукт экономической, политической и социальной нестабильности общества, что свидетельствует об особом периоде в развитии человечества.

Глазами психологов

Кое-что для понимания природы человеческой агрессивности можно почерпнуть у психологов и социологов прошлого. Г. Ле Бон, Г. Тард, В. Райх и Э. Фромм, будучи участниками реальных событий, отталкиваясь от «объективной реальности, данной в ощущениях», сумели ухватить, каждый по-своему, это явление, объединить многие разрозненные эмпирические факты и пойти от частного к общему.

На фото: Г. Ле Бон, Г. Тард, В. Райх, Э. Фромм

Гюстав Ле Бон одним из первых заявил о начале эры толпы. Появляется интересная догадка – толпе претит демократия, она тяготеет к авторитаризму, ей нужен вождь. Вероятно, это последствие скрупулезного анализа событий Великой французской революции и последующего века революций до Парижской коммуны включительно.

Ле Бон первым четко обозначил, что в психологии масс определяющим является не рациональное, а иррациональное.

Габриэль Тард, будучи криминалистом, высказал в конце XIX в. гениальную догадку: наступающий XX век будет веком глобализованной публики, объединенной средствами массовой коммуникации, а общество характеризовал как продукт взаимодействия индивидуальных сознаний через общение, причем важное место занимает процесс подражания.

Вильгельм Райх был свидетелем становления фашизма. В книге «Психология масс и фашизм» Райх абсолютизировал либидозно-сексуальные воззрения Фрейда, считая, что тоталитарное государство подавляет естественные, прежде всего сексуальные, влечения человека, вытесняя их в бессознательное, и превращает человека в существо, не способное сопротивляться и готовое выполнить любой приказ вождя.

Нацистская демагогия дала немцу возможность преодолеть комплекс собственной никчемности, разнообразить тусклость и бессмысленность бытия «маленького человека», рационализировать все это в гипертрофированной национальной идее.

Индивидуум стремится «избавиться от собственной личности, потерять себя – иными словами, избавиться от бремени свободы». Здесь Фромм приводит гениально подобранную цитату из «Братьев Карамазовых» Ф. Достоевского: «Нет у человека заботы мучительнее, как найти того, кому бы передать поскорее тот дар свободы, с которым это несчастное существо рождается».

Феномен войны и терроризма как развитие эгоизма

Есть ещё одна точка зрения на терроризм и войну, которая объясняет их как развитие человеческого эгоизма – он толкает людей на расширение своей территории, своего «эго».

Иллюстрация kluchimasterstva

Эго же распространяется на источники воды, природные ресурсы, территории и отчасти на власть одних над другими. Но в основном войны ведутся за передел земли, на которой существуют определенные притягательные богатства. Это следует из расчетов политиков, которые начинают войны: « Мне нужна эта часть, потому что там есть нефть, а я не могу заправлять свои танки, для того чтобы завоевать другую часть, потому что там есть вода, и третью часть, потому что там есть еще что-то».

Человек, получив от природы свободную волю и право выбора, избрал путь потакания своему эгоизму. Как характерно все это для нашей эпохи! Кто хочет воевать? Каждый готов вести переговоры и подписать «нерушимый мир», но только на тех условиях, которые он лично предлагает…

Терроризм свидетельствует о возрастающем эгоизме человека и о том, что человек не знает, как с этим эгоизмом справиться. Реакцией на некомфортное состояние является агрессия, направленная либо внутрь себя (депрессии, алкоголизм, наркомания, суицид – любой из видов саморазрушения), либо вовне (рост преступности, разрушение семьи, неконтролируемая агрессия и терроризм как крайняя форма разрушения общества).

Мир без войн и террора

Существует ли возможность объединения партий, течений, идей и вообще выработки единого мировоззрения человечества? Необходимо сразу же признаться, что на этот вопрос в таком виде, как он задан, нет ответа и не может его быть вообще.

Над этой проблемой уже думали великие мудрецы всех поколений и религий и не нашли естественного решения, которое было бы принято и подходило бы всем течениям, существующим в обществе. Много выстрадано и еще предстоит выстрадать каждому из нас и всему человечеству, прежде чем найдется решение, средняя линия, всем подходящая, – решение, которое бы не противоречило ни одному из существующих течений.

Поэтому все идеи человечества постоянно, по кругообороту, возвращаются в наш мир: те идеи, от которых отказались в древние времена, вновь возникли в Средневековье, а те идеи, от которых отказались в Средневековье, вновь возникли в наше время. И это показывает нам, что все они одинаково истинны и ни у одной из них нет преимущества и силы существовать вечно, а все они существуют, постоянно сменяя друг друга, одна восходит, затем, в свою очередь, падает, уступая место следующей.

Идея существования общества, человечества как единого организма появилась давно, а с приходом глобализации обязывает людей принять её за основную парадигму и начать выстраивать общество так, чтобы каждый человек мог найти себе место приложения своих усилий и получить за это экономическое вознаграждение. Только в таком случае можно говорить о прекращении страданий людей.

И пока экономические законы не удовлетворяют всех, будут находиться люди, недовольные действиями правительства, существующим строем и бороться с существующей властью. Поэтому всегда будет сохраняться угроза терроризма, локальных войн и глобальной мировой войны, которая в условиях развития технологий легко может привести к еще большим страданиям и даже гибели всей цивилизации.

Поделиться:
  • 2
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  

Социальная реальность , , , ,